ПРЕССА Eng | Est | Rus
"Вести Неделя Плюс", 28.06.02
Борис Тух

 

"Музыка в ногах"

- К сожалению, у нас нет специалистов, которые могли бы профессионально писать о тэпе (степе), - сказал Ивашкевич. - В России уже появились. Есть, к примеру, Наташа Шереметьевская, она очень интересно судит о танце. Правда, многие из пишущих больше сосредоточены на костюмах, на освещении, на драматургии танца, то есть на взаимоотношениях, которые проявляются в номере. (Я читал, что в 1930-е годы на советской эстраде степ исполнялся всегда тематический. С идеологической подкладкой. «Танец буржуев» или что-то в этом роде.) Наверно, еще с тех пор в этом танце видят в первую очередь тематику. То есть то, что лежит на поверхности. А о самой технике стараются не говорить. А главное - именно техника. Средства выражения. У артиста их только два: его тело и его душа… Для того, чтобы писать на эту тему, надо быть специалистом.
Я бы не взялся. А вы?
Так что эти строки не о танце как таковом.
А об Александре Ивашкевиче.
О его, как говорили в старину, радостях и горестях.


Человек, который стучит

Step по-английски - шаг. Тар производится от глагола tо tаре, стучать. Танцоры, исполняющие танец, который называется степ (тэп), говорят: «Пойдем, постучим». Ногами они выстукивают музыку. Человек, который стучит, это исполнитель тэпа. А вовсе не то, что вы подумали!

Приходится быть мастером на все руки. И ноги

Артист Русского драматического театра Александр ИВАШКЕВИЧ каждую весну устраивает концерты Jazz & Тар. В них участвуют он сам со своей «Дафф-тэп студией», известные джазмены Эстонии и России, а два последних года - еще и Барбара Даффи, американская учительница Александра. Последний концерт прошел совсем недавно, а Ивашкевич уже думает о следующем. В будущем году «Дафф-тэп студии» исполнится 10 лет…
- А в этом году, если не ошибаюсь, исполнилось десять лет с того времени, как вы впервые побывали в Америке?


- Да. Но до второй поездки я во многом сомневался. Вторая мне больше дала. Целый год я целенаправленно занимался, уже твердо зная, что мне нужно. А после первой я три года танцевал, учил других, но мне казалось, что возможности здесь ограничены.

- А теперь? 

-Уже не кажется. Конечно, я не стану говорить, что могу все. Но я вижу, что возможности тэпа неисчерпаемы. Есть бескрайнее пространство, куда идти, и его хватит мне на всю мою жизнь.

Тэп – это часть американской национальной культуры. Американцы считают, что тэп (как и баскетбол, который у них – совершенно национальный вид спорта) - не для европейцев. Не для белых - этого они не говорят, хотя в тэпе, как и в баскетболе и спринте, темнокожие испол¬нители добиваются большего.

Александр ИВАШКЕВИЧ: У них - я говорю о темнокожих американцах - собая техника, постановка ног, чувство ритма. То, что творит великий Грегори Хайнс - уникально. Он свою технику извлек из древних африканских корней, присущих черным американцам; он танцует под джаз, у которого, если вдуматься, такие же корни. Это то же самое, как в песенном фольклоре - берется народная мелодия, пропускается через себя, делается современная аранжировка - и получается, допустим, то, что так прекрасно делали когда-то «Верасы», Хайнс сделал то же самое. Это очень трудно описать, Это надо видеть и слышать.

Когда на сцену выходят юные танцоры из «Дафф-тэп студии» и с поразительной легкостью выписывают ногами музыку (тэп - это джаз; эстрадные подражания ему - всего-навсего попса), трудно представить себе, что стоит за всей этой внешней легкостью. Это - надводная часть айсберга. А какова подводная?

- Ох, лучше и не вспоминать! Вы не поверите, если я скажу, что буквально до самого концерта я бегаю, отвечаю на звонки, привожу в порядок костюмы, подкручиваю набойки моим детям. Занимаюсь арендой зала. Устраиваю гостиницу для приезжих. Организую репетиции с оркестром. Хорошо хоть на этот раз контрамарки лично не пришлось раздавать: усадил в фойе жену - пусть она этим занимается.
А ведь еще хочется самому танцевать!
Хотя - я это вычитал в Интернете - некоторые считают, что мне вообще не надо танцевать. То им кажется, будто я сутулюсь. То, будто мой уровень настолько низок, что танцевать с Барбарой мне не следовало.

А вы видели Фреда Астера?

- Кто так считает?

- Не знаю. Они же подписываются не своими именами, а никами. А на вечере в «Казино Монте-Карло» выяснилось, что я вообще плохой танцор.

- Это кто же такое сказал?

- Да есть люди... Это нормально. Я же не отношусь к себе с глубоким восхищением.

- И не надо. Но профессионал всегда знает сам, что у него получилось, а что - нет. И почему.

- Это понятно. К счастью, есть люди, чьему мнению я доверяю. Вот Барбара Даффи - она считается одним из лучших педагогов в мире. Я верю и ее похвалам, и ее замечаниям, которые бывают очень строгими. Но она никогда не скажет: «Ты это делаешь плохо!». Она скажет: «Попробуй здесь сделать так-то и так-то - сам увидишь, насколько легче у тебя станет получаться!».
Профессионал видит суть.

- А категорические суждения, как правило, высказывают люди, которые с тупым апломбом пишут и о драме, и об эстрадной песне, и об этике и эстетике как таковых - и одинаково безграмотно. Или балующиеся литературой домохозяйки старшего бальзаковского возраста, которые два или три раза видели по телевизору, как танцуют тэп...

- По телевидению или, тем более, в кино мы видим не совсем адекватную картину. Танцуют без набоек - звук накладывается после, при монтаже. В результате легкость ощутимее, шаг шире. Тело работает чуточку иначе - и картина получается более эффектной, чем тогда, когда танцор выступает вживую. Есть телевизионные варианты, есть кино варианты. Есть бродвейский степ. Грегори Хайнс, лучший на сегодня исполнитель, - это вообще нечто фантастическое. Это уже интеллектуальный степ. Такое сочетание ударов с музыкой - не просто трюк, это музыка сама по себе.

- Чем больше вы говорите об этом, тем большим профаном я себя чувствую.

- Вы же не стесняетесь в этом признаться!

- А чего тут стесняться?

- Ну это как сказать... Есть люди, которым проще высказаться, чем признать, что они в этом деле не специалисты. Несколько лет назад я показывался в один ресторан. Теперь-то я совершенно точно знаю, что танцевал тогда не очень хорошо, но у них все равно не было такого номера. И один парень сказал мне - с такой, понимаете, ухмылочкой: «Ну ты же не Фред Астер!».
Сам он тоже танцевал, нечто среднее между классикой и характерным танцем, но мне же не приходило в голову сравнивать его с Барышниковым! Я танцую не для того, чтобы быть похожим на Фреда Астера, Я танцую потому, что мне это нравится, и потому, что нахожу в этом материале возможности для самовыражения.

- При этом вы помните, что вы по основной профессии, по структуре личности - драматический актер?

- Да, конечно! Но актер - он всегда актер. Драма и степ совместимы. Несовместимо другое. Скажем, когда человек танцует на эстраде степ - и в то же время исполняет в ночном клубе стриптиз. Это... Ну как бы сказать...

Наверно, это то же самое, как если бы артист, сделавший себе имя как герой-любовник в мелодраме или комедии, начал бы ради денег сниматься в натуралистических порнофильмах.

- Это точно!

Учителя и ученики

А.И.: В Америке - и мне это очень нравится - никто не говорит: «Это плохо, а это хорошо». Говорят: он это делает по-своему. И со своими детьми я тоже пробую так говорить.

- Я не берусь судить о каких-то специфических вещах, на мне кажется, что они становятся все лучше. Последний концерт был самым интересным.

- А как же иначе? С каждым годом мы должны хоть немного прибавлять. И Барбара это отметила. Она, конечно, очень горда тем, что студия названа ее именем. А мастер-класс, который она провела, дал детям очень многое. Кстати, посольство США частично оплатило нам пребывание здесь Барбары Даффи, за что мы, конечно, им очень благодарны....

- А «Культууркапитал» вам помогает?

- От него я получил деньги на поездку в Америку на Нью-Йоркский фестиваль. Слишком часто обращаться за помощью я не могу...

- Некоторые это делают.

- Знаю. Но мне совесть не позволяет!

- Наверно, непедагогично кого-то особо выделять, но мне запомнился один парнишка, который танцевал в концерте с совершенно потрясающей самозабвенностью. Казалось, что для него тэп - совершенно естественный способ самовыражения.

- Антон! Да, очень хороший парень. С девочками труднее: они уже привыкли фасонить, думают о посторонних вещах, о том, достаточно ли красиво они выглядят.

- Это неправильно?

- Это отвлекает от главного.

- Кто занимается в студии кроме тех, кого мы видим в концерте?

- В следующем году я думаю вывести на сцену всех. И детей, и взрослых. У меня занимаются целые семьи: отец с дочерью, матери с дочерьми. Понимаете, когда люди объединены общим увлечением, у них сразу же возникает больше тем для разговора за семейным столом. Отец порою пропускает репетиции: дела, служебные командировки, то да се. Дочь помогает ему...

- Получается, что тэп еще и семью укрепляет!

- Как любое общее дело.

- Но это же очень важно! Можно добавить: особенно сейчас, когда обстоятельства жизни постоянно разъединяют даже близких людей...

- Да, конечно.

Года три назад американцы сняли в Таллинне фильм «Виртуоз». Главным героем его был американец, исполнитель степа, который накануне Второй мировой войны попал в Эстонию, потом был арестован НКВД, угодил на лесоповал, там лишился ноги - и в финале танцевал на протезе. Ивашкевич имел к атому фильму непосредственное отношение. Он дублировал исполнителя главной роли Кита Каррадайна. То есть танцевал вместо него. Ноги в кадре крупным планом - это ноги Ивашкевича. Но в США был танцор, который действительно исполнял степ на протезе.

- К фильму это не имеет прямого отношения. Пег «Лег» Бейтс лишился одной ноги в возрасте 12 лет. В результате несчастного случая. Но он мечтал танцевать на протезе не хуже, чем танцуют люди, у которых две здоровые ноги. И в результате научился танцевать лучше, чем они. Глядя на таких людей, становится стыдно за свою лень, за то, что иной раз ты малодушно соглашаешься делать не так, как надо, а так, как легче...

Не знаю, как сегодняшние молодые относятся к Алексею Маресьеву. Да и вообще - слыхали ли они это имя. Нынче ко всему, что связано с советским прошлым, относятся иронически. Но ведь человек действительно совершил подвиг. Ему ампутировали ступню одной ноги, а другую ногу - почти до колена, а он продолжал летать на истребителе, воевал, превозмогал себя... К таким людям всегда надо относиться с уважением!

В НАЧАЛЕ ИЮЛЯ В НЬЮ-ЙОРКЕ ПРОЙДЕТ ФЕСТИВАЛЬ ТЭПА. С участием всех мировых знаменитостей. Ивашкевич тоже приглашен. В ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ПРОГРАММЕ У НЕГО СОЛЬНЫЙ НОМЕР.